Проблема Северной Ирландии
Ирландия изменила свой подход к Северной Ирландии начиная с 1960-х. Ирландская Республика неизменно настаивала на объединении стран, но начала признавать, что это потребует конструктивных дипломатических шагов, а не категорических требований и ультиматумов.

В 1965 г. Шон Лемасс первым из ирландских высших руководителей посетил Северную Ирландию; перед лицом разразившегося на севере насилия в 1968 г. правительство Ирландии предпочло поддержать мирный процесс, а не мятежников. Постепенно пришло понимание всей глубины антипатии сторонников унии к объединенной Ирландии, и в серии переговоров с британским правительством было признано, что любое решение проблем в Северной Ирландии должно учитывать культурные традиции как протестантской, так и католической общин, а также что будущее объединение Ирландии потребует согласия большинства населения Северной Ирландии. Было также признано, что политические институты Северной Ирландии должны быть устроены таким образом, чтобы исполнительная власть была поделена между протестантской и католической общинами. Ирландия должна иметь право представлять интересы национальной общины в Северной Ирландии перед правительством Соединенного Королевства. Должно быть расширено сотрудничество между севером и югом Ирландии в таких вопросах, как туризм и транспортное сообщение.

Впервые все эти принципы были выражены в Санингдейлском соглашении 1972 г., которое, однако, не было выполнено из-за сопротивления сторонников унии в Северной Ирландии. Затем эти принципы были повторены в англо-ирландском соглашении 1985 г., англо-ирландской декларации 1993 г. и Соглашении на Великой пятнице 1998 г.
Преобладание в этой жизни двух сил – Юнионистской партии большинства и Националистической партии меньшинства – обусловливает ее биполярность; расхождение сторон в самом существенном пункте блокирует их согласие по поводу отдельных проблем. Мирный процесс в 1984–1985 гг. начинали партии, представляющие католическую общину, без участия протестантской стороны. В 1984 г. политическими партиями обеих частей Острова для обсуждения его политического будущего был созван Форум «За новую Ирландию». Отсутствие на форуме протестантской стороны, естественно, определило характер собрания и границы его возможного влияния на продвижение к согласию и в Ольстере, и в общеирландском масштабе.

В 1985 г. было подписано Соглашение в Хиллсборо. Этот документ фиксировал согласие Ирландской Республики с тем, что любые изменения в конституционном статусе Северной Ирландии могут быть произведены только при условии их одобрения большинством населения провинции. Вместе с тем допускалось участие представителей Республики в решении проблем католического меньшинства. В целях усиления борьбы с терроризмом Соглашение определяло формы сотрудничества британской администрации в Северной Ирландии и правительства Ирландской Республики в вопросах безопасности. Положение дел в провинции стало объектом двусторонних межгосударственных переговоров.

Проблему приобщения к переговорному процессу юнионистов решала на протяжении 70-х – 80-х годов консервативная партия Великобритании. Достижением консерваторов стало утверждение в ходе различных встреч, переговоров, предварительных соглашений второй половины 70-х – первой половины 90-х годов основополагающего принципа: любые перемены в конституционном статусе Северной Ирландии возможны только с согласия большинства ее населения.

В марте 1991 г. идея многопартийного диалога о разделении власти в будущем региональном законодательном органе между представителями обеих общин и о законности участия Ирландской Республики в обсуждении ольстерских проблем – идея, ранее горячо одобренная партиями националистического спектра, – была, наконец, поддержана и всеми юнионистскими партиями. Это был первый шаг к согласию.

Прекращение огня ИРА с 20 июля 1997 г. дало возможность продолжить работу по возобновлению межобщинного диалога. К 15 сентября 1997 г. – к началу партийных переговоров – Шин Фейн ратифицировала документ, носящий название «Акт о принципах демократии и ненасилия». Это означает, что партия, как и все другие участники диалога, берет на себя обязательства «использовать демократические и исключительно мирные средства для разрешения политических проблем и провести полное разоружение всех военизированных формирований».

Начало переговоров в замке Стормонт близ Белфаста сопровождалось решением всех протестантских партий бойкотировать начавшиеся переговоры. За этим последовали новые встречи и беседы британских официальных лиц с лидерами протестантов, которые в конце концов дали согласие сесть за стол переговоров.

Эти трудные переговоры, длившиеся 21 месяц, позволили, наконец, прийти к компромиссу. 10 апреля 1998 г. стороны подписали подробное (на 60 страницах) соглашение, в соответствии с которым должна быть реализована (после одобрения на референдумах) сложная, многоступенчатая формула выхода из кризиса. Предусматривалось создание трех связанных между собой органов управления – в самой Северной Ирландии, между Севером и остальной частью Ирландии, между Ирландией и Соединенным Королевством. В соответствии со Стормонтским соглашением жители провинции должны избрать местный парламент – Ассамблею. В североирландской законодательной ассамблее должна действовать система «противовесов», которая позволит протестантам и католикам делить полномочия и ответственность.

На состоявшемся в мае 1998 г. референдуме около 71 процента голосовавших в Северной Ирландии поддержали заключенное в апреле Стормонтское мирное соглашение между представителями всех политических сил, противостоящих друг другу в Ольстере. К югу от границы результат оказался еще более убедительным: практически 90 процентов – «за», в том числе, и за изменение конституции Ирландской республики, в которой не будет требования о воссоединении с Севером.

Однако, несмотря на результаты референдума в Ирландии, достигнутый компромисс был хрупок. Несмотря на то, что соглашение предусматривало разоружение военизированных группировок, ИРА заявила, что она разоружаться не собирается. К тому же осталась нерешенной задача досрочного освобождения заключенных североирландцев из британских тюрем.

В связи с отсутствием прогресса в разоружении североирландских террористов кабинет Тони Блэра ранее направил соответствующее предложение в парламент о приостановлении полномочий автономного правительства Ольстера. В феврале 2000 г. Палата общин британского парламента приняла этот законопроект. Таким образом, Ольстер возвратился в прямое правление Лондона.

Однако 30 мая 2000 г. в провинции Ольстер после трeхмесячного перерыва было восстановлено самоуправление. Это стало возможным благодаря инициативе крупнейшей протестантской партии Северной Ирландии – Юнионисткой партии Ольстера во главе с Дэвидом Тримблом. указ о восстановлении самоуправления в Ольстере подписал британский министр по делам Северной Ирландии Питер Мэнделсон.